Юристы раскритиковали инициативу АБР по налогообложению криптовалют

Специалисты объяснили, почему цифровые деньги нельзя относить к имуществу и назвали предложение Ассоциации банков России «непроработанным и поверхностным»

Ассоциация банков России (АБР) предложила признать криптовалюты вещью и облагать налогом, как бартерные сделки. Также в организации считают, что майнинг необходимо юридически признать аналогией оккупации имущества или приравнять его к находке денег.

По мнению зампреда Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России и партнера юридической компании «Taxology» Михаила Успенского, авторы концепции не приводят аргументов, которые бы позволили выделить явные преимущества признания криптовалют «вещами», а не имущественными правами. Эксперт напомнил, что в гражданский кодекс была введена новая сущность — цифровые права, которые являются имущественными правами, а не вещами.

«Операции с имущественными правами давно известны российской экономике, для них предусмотрены всем понятные правила налогообложения и учета, которые без особых проблем можно применять к операциям с классическими криптовалютами. Кроме того, достаточно спорным представляется утверждение, что при признании криптовалют вещами полностью отпадут риски признаниях их денежными суррогатами», — подчеркнул Успенский.

Директор программы дополнительного образования Blockchain Lawyers Дмитрий Захаров добавил, что технически криптовалюта — это запись в распределенном реестре. Поэтому, строго говоря, Bitcoin не хранится на кошельках, а даже холодное хранение не подразумевает, что на вашей флешке лежит какое-то количество криптовалюты.

«Флешка — это всего лишь носитель пары публичного и приватного ключей, необходимых для совершения транзакции в сети. Можно ли при таких обстоятельствах считать имуществом запись в блокчейн-реестре о том, что определенный адрес в сети может распоряжаться одним биткоином? Я полагаю, нет. Скорее, такая запись относилась бы к имущественному праву. Таким образом, по своей природе криптовалюта должна быть отнесена к имущественным правам, но никак не к имуществу», — объяснил Захаров.

Член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России и основатель компании LFCS (Legal Support) Юрий Брисов назвал предложение АБР «самым большим заблуждением в списке инициатив, которые до сих пор оглашались». Эксперт объяснил, как было бы правильнее регулировать майнинг.

«В шутку юристы, близкие к проблематике виртуальных активов, говорили, что никто не удивится, если в России майнинг (дословный перевод с английского mining — добыча полезных ископаемых) признают добычей полезных ископаемых и обложат специальными налогами и лицензированием. Выходит, в каждой шутке есть лишь доля шутки», — отметил эксперт.

Он добавил, что с точки зрения гражданского права, получение криптовалют в результате майнинга является встречным предоставлением по сделке (оплатой по договору).

«Криптовалюта, полученная в результате майнинга, это выплата вознаграждения, а никакая не находка (вы не можете найти больше, чем предусмотрено договором или найти, не можете искать, не заключая договор)», — объяснил Брисов.

Заместитель генерального директора по правовым вопросам и технологиям компании «Синерджи Ресерч Групп» Петр Ляли также резко раскритиковал предложение Ассоциации банков России. Он предложил приравнять майнинг к деятельности по производству товаров, как это практикуется, например, в Австралии и Канаде.

«Считаю инициативу непроработанной и поверхностной. Кажется, такое предложение сделано без учета специфики майнинга как деятельности по добыче криптовалют», — предположил специалист.

Адвокат, руководитель практики налоговых споров компании «МЭФ-Аудит» Дмитрий Кириллов также не разделяет подход авторов инициативы по поводу приравнивания майнинга криптовалюты к находке или кладу.

«Правовой режим «создания» (п. 1 ст. 218 ГК РФ) криптовалюты можно пытаться использовать только по аналогии, поскольку он применяется к вещам, а криптовалюта по смыслу новой редакции ст. 128 ГК РФ может рассматриваться как цифровое право — иное имущество (причем даже это с учетом отсылочного характера нормы не является однозначным). Если и далее вдаваться в теорию и применять по аналогии существующие нормы российского гражданского права, можно говорить о майнинге криптовалюты в контексте ст. 137 ГК РФ — как о получении плодов, продукции или доходов в результате использования вещи (майнера)», — пояснил Кириллов.

Специалисты сошлись во мнении, что инициатива Ассоциации банков России требует дальнейшей доработки. АБР проведет обсуждение концепции 8 октября.

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Автор: Михаил Теткин.

Источник: Rbc

Обновлено: 29.09.2019 — 06:27